your final lake
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:42 

Иногда делаю ужасные вещи, признаюсь, давно не смотрю внутрь себя. Жизнь с собой скорее напоминает сосуществование с кем-то позади меня. Спиной чую, Это чем-то недовольно, чего-то не желает, или желает так сильно. По умолчанию - везде я. Все я. Бесконечное множество меня, поэтому синхронные махи иногда делать трудно.

16:47 

Я очень боюсь описывать счастье или спрашивать про него. Поверьте, что просто все хорошо.


16:14 

Когда я начала клеить наклейки на домашнюю утварь, то стала прикидывать стоимости, и что в моем жилище ничего не стоит. Вот стоит пугало из трех палок, старой подушки, и нескольких шмоток. Пугало обмотано гирляндой и выглядит стражем. Как теперь его можно демонтировать? Каким человеком надо быть, чтобы раздеть его, оторвать голову и выкинуть палки? Не человеком, надо быть чудовищем. Поэтому я принимаю решение оставить пугало с собой на столько времени, сколько ему потребуется. Может потом переедет.
Все чаще мне хочется забрать с улицы животное, притащить домой и пусть живет. И весь мой дом, который я своим так и не ощущаю, словно не имею власти над ним, наполняется светом. Встречает меня поздно вечером, обволакивает теплом прихожей и прохладой спальни.
Порой непокидающее чувство присутствия заставляет включать свет в комнате прежде, чем войти в нее.
А еще этот снег. Кругом.

09:56 

Протяни мне руку через все километры наших разлук. Можешь молчать, но я никогда не умру, если каждый день ты будешь в мою сторону тянуть хоть какую-то конечность.

"живой полярный холод сотен рук будет греть меня на нашем троне"

11:59 

Имею дурную привычку ждать чего-то отчаянно, а потом уничтожать собственный запал. Но это, конечно же, только моя ответственность. Локализация пожара и последовательность кругов ада - то, чем я занимаюсь уже неделю. Архитектор с трясущимися руками над прототипом храма собственной душе. Запуганный архитектор. Вырванный из зоны комфорта.
Я пытаюсь искренне верить, что мои заклятия самой себя приведут к цели. Не позволяю думать о том, над чем никак не властна. Понадеяться на семечко, случайностью в меня занесенное. Поставить на кон свою отраду.

16:52 

Сначала хотелось сделать из этого поста пост с многофотками, но все в инстик нечаянно слила. Поэтому будут слова.
Из своего маленького путешествия я поняла, что на третий день начинаю говорить сама с собой и никогда-никогда не возвращаюсь той же дорогой, что и пришла. Не знаю, проклятие это какое-то или наоборот суперсила, но вроде ни разу не потерялась и довсюду добралась.

В первый день пребываения в Праге я все ломала голову, зачем ввязалась в такое. Было все непонятно, но не чуждо (возможно, я просто тупая).
До отеля пришлось ехать зайцем (уместно наверное?) в трамвае, а в автобусе из аэропорта за меня заплатила русская женщина (с ней сочлись в евро). Нужно было поменять валюту и купить проездной. Сделав эти две вещи, уже ничего не боялась.

Обычный досуг состоял из нахождения пары-тройки интересных мест, пиздрюхания до них максимально пешком, проведения времени будучи очарованной красотами, возвращения обратно козьими тропами.

Больше всего защемило меня от храма Св. Варвары (Барбары??). До него пришлось идти 2 км вгору без намека на тень. В этот день я сгорела к чертям. Вроде 2 км и не много... но почему-то было чертовски сложно. Перед этим мероприятием меня немного расстроила Костинце, поэтому, получив дозу счастья от пребывания в Варваре, купила себе там католические четки за 100 крон. Такие нежные и немного порнушные, но в самый раз. Теперь меня преследует мысль, что не хочу войти как-то однажды в четвертый десяток, не потрахавшись в костюме монашки.

В Праге поняла, насколько хорошо умею идти козлиной тропой. Когда из любого пути я выбирала тот, что по камням, через чащу. Эти пути не быстрее, не короче, не удобнее. Просто я хорошо карабкаюсь. Даже в юбке. Даже с пакетами.

Хотела где-нибудь посмотреть красивых скульптур и прочих мраморных мэнов, но везло исключительно на медных чувачков с прикрытими перчиками. Не то, чтобы досадно, но чувствую, не досмотрела Прагу. Проглядела...


18:24 

Офисные клерки наносят удары в спину острием лопаты-ручки. Своих дряхлых тел кучку, катают на офисных стульях. Очень важные люди, раны влажные оставляют, потешаясь над любой эмоцией или ее отсутствием.
Я тяну руку с телефоном, прижимаю к ушной раковине, слышу голос. Голос огревает меня по голове. Голос стреляет мне в лицо. Голос хохочет над моим унижением.
Я уже убита и не могу повлиять на ход событий. Меня тащит за ногу неведомая сила. Неведомая сила, вновь ставит меня в полный рост. Сила молчит, а голос еще хохочет. Голос закрыл глаза и ничего не видит.

Но все мы знаем, кто бессмертен, а кто нет (и я не о тихоходках).


23:00 

лавалавалава

я люблю тебя, когда мы строчим друг другу душевные сообщения под теменью собственных комнат.
я люблю тебя, когда ты сматываешься.
я люблю тебя, когда думаю, что уже больше принятия получить невозможно.
я люблю тебя за каждый раз, что мы встречались.
я люблю тебя за детство.
я люблю тебя за общие страхи и ужасы.

Для меня понимание дружбы изверглось из черноты лавой.
Нечто. заставляющее бежать и спасаться. Греющее спину. Дающее смысл к побегам.

Если бы я представляла тебя внутри себя. Это паутина. И цветы.

23:46 

акт цвета

Я думаю о том, что нужно вытирать кисти насухо. Что нужно быть проще. Поэтому остаюсь с красными локтями и злостью на саму себя. Я люблю красный, люблю синий. Я не люблю, когда оленем называют в плохом смысле слова. Потому что, честно, чуваку с оленьими рогами дала бы без вопросов.
Я не умею рисовать туман и акт рисования (как и акт цвета) для меня почти поступление принципам поведения. Не люблю это чертово автосохранение здесь, на этом сайте, потому что выяснила - половину предложения написала в начале поста.
а еще думаю, что качусь.


неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя
неоставляйменя

19:39 

Трепетно-трепетно к жизни собственной, не мной самой себе врученной. Трепетно-трепетно к жизням чужим, порою с моею не связанным. Солнышко катится-катится. Растекается белесой лужицей по глазнице асфальта и выплескивается из озер дорожных каналов. А мне не терпится. Мне ни черта не терпится. Не дождаться. Не вымучиться. К рукам лбом прижаться и, разбежавшись, врезаться в оглушительную стену весны, идущую в наступление.



Я жду твоих шагов по мою правую сторону, где же ты, взорвись.

07:10 

Во мне что-то трескается и надламывается. С хрустом разворачивая свое нутро, так тесно прижимающееся к моим внутренностям. Как изнаночка на изнаночку накладывается. Страшно-страшно. Рукой себе глаза закрываю, чтобы не смотреть - нет там ничего на самом деле.

Почему мой адок от реальности не отличить и не проболтаться сложно?

23:08 

Ирония жизни крайне не скупа ко мне, безнадежная спасения веточка дрожащая, когда мне не грустно, у всех вокруг гнилье и смрад. Я катастрофически не соглашаюсь грустить сейчас, потому как дальше черная пустота и шагать в нее страшно. И без улыбки нельзя. Я бы написала на лбу "дурак" — и можно совсем ничего не бояться. И все пустяк. И все переживется.
По количеству ежедневных заклятий самой себя переплюнула любую ведьму. И пространство вокруг меня переплюнуло бы любой из возможных шабашей.
Прутики, разбросанные у кромки воды, собрались в плот и уплыли без меня. Хотя бы в воду, ноги скручивающую в узел, войти по колено, до рыб добраться и договориться о долгом плавании. Куда мне деваться?
СМЕШНО МНЕ СМЕШНО ОТ САМОЙ СЕБЯ БЛЯ.
с любовью,
с вами снова я.
нет.


22:56 

все еще не дружу с местным интерфейсом

Да и что мне без тебя могилы локтями мерить и теснить-рыть. Да и кто я без тебя, скелет лошади на обочине, которой вернуться обещали, дабы пристрелить. Только не вернулся никто, ибо пули редко умеют договариваться с живыми головами. Им дружится с осколками черепа и мозгом, в подгоревший, так и не прожарившийся фарш смешанным. А труп лошади шел, шел за хозяином, устал и рухнул в пылью обделанную траву, подобный тем ангелам в лепке настенной, что теснятся рядом с основным сюжетом. Через сотни лет, мутный глаз распахнувши, зубы, сцепленные бессмертным объятием, расжавши, из глубоких пустот ребер вырывается вздох; солнышко отражается в горящих листочках. Х о р о ш о в с е б у д е т о б я з а т е л ь н о . Снова поднимется, дальше побредет за хозяином, которого время и земля уже в пыль пережевали.
ялюблютебятакславно.

22:49 

фото не имеет отношения ни к чему

Шипованное колесико катится по зеркальным поверхностям столов и стульев. А мне от одних воспоминаний грудь жмет. Потому что все, так или иначе с ней связанное, сравнимо с ударом бревном по ребрам (а в моей жизни и такое бывало). Стоит воспоминанию лишь зародиться где-то в момент отрыва ручки от стола, как воздух вокруг меня сворачивается в черную дыру и уходит их этих материй. От таких ощущений и радостно, и в тягость тушку от стула оторвать лишний раз, а то и просто бежать захочется. От этих черных воздушных дыр, от бревен вокруг меня. От всего и всех, через все эти поля и леса, между нами протянувшиеся, через любые реки, водоворотами скрученные. Но я, ведомая исключетельно выверенными порывами, вверяю себя течению времени. Допуская, что нет смерти в разливающейся вокруг осени, чей приход жилы мои рвет и снова связывает, узелки пальцами обводя. Вот такая вот юность и молодость.

я люблю тебя. привезжай

Фото какая я тучка

вот тучка я.


21:00 


Засыхающая, почерневшая, истертая за лето скрипучая и шуршащая падает под ноги очередная кисть какого-нибудь дерева. Ты со мной жив, рядом перебираешь ногами, "что же это такое?". Пахучая улица. Осень возвращается.
Исходится солнышко и падает во все омуты планеты чуточку раньше обычного и привычного уже. Куда-куда смотрите, подсолнухи, так неожиданно выросшие на моем пути домой? Куда солнышко упало? а нет, вот оно, спряталось в отблеске котовьего уса. Х-о-р-о-ш-о.
Лето-лето было.

22:47 

А меня с днем рождения

Веночек голову обхватывает, всеми цветочками ко лбу ластится. Еще недавно про лебедей шутила, сегодня шутить не актуально.
Хороший день рождения. Хороший-хороший.Осталось15 минуточек всего.
И как славно, чудно как.
Губная гармошка ударяется о грудную клеть. "Войти можно?" Да, всегда здравствуйте. И в здравии, и в болезни, и в любви, и в ненависти плечей не сводите судорогой. И руки сами себе не заламывайте.
Все хорошо, мне хорошо.
Хочется еще один такой день, пожалуйста, в любое другое время, в любой другой год. Лишь бы с ними.


@темы: KoshMyshche: "meow! meow!"

20:06 

Тот раз "да"

Я привыкла, что мое тело не подводит меня. Но сейчас есть четыре упаковки лекарств для приема внутрь, причем разными путями и разной дозировкой (а для меня это очень много, потому как не живу в обнимку с аптечкой, поход к врачу - приключение).
Сырок солнца катится по небосводу - день тенью исходится.
А мне боязно.
Все-все-все хорошо будет. Да-да-да.

22:50 

упс, ай дид ит эгейн! бла-бла-бла-бла...


06:59 

"слово - не воробей" сработало в мою пользу

Жара плавящая, скудящая, неимоверная, инфернальная, переносимая из воздуха в воздух легких, оттуда в кровь на радость каждой моей клеточке. Лето-лето каждого пережило.
Смиряюсь со своими слабостями. Болтаю ножками. Не смиряюсь со слабостями.
Воды мои чешуйчатыми ладошками скребут желудочное дно. Точка - "стой", тире - "иди" (или наоборот, я все равно каждый раз уверена в своей неправоте (каждый чертов раз открытый рот становится пропастью и врагом)).
Я все еще не на месте и не могу решить, простительно ли. Не могу совсем ничего себе простить. Совсем и ничего. Все дело в выгоде, конечно же (я пишу это для тех, кто знает, исходя из каких соображений делается и работается в моих чертогах головы)

Кто-нибудь китов трогал? Я нет.

20:40 

Погоревшее зернецо

Павлиньи хвосты трубят.

а я живу.

the song of funeral bubbles

главная