• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:50 

упс, ай дид ит эгейн! бла-бла-бла-бла...


06:59 

"слово - не воробей" сработало в мою пользу

Жара плавящая, скудящая, неимоверная, инфернальная, переносимая из воздуха в воздух легких, оттуда в кровь на радость каждой моей клеточке. Лето-лето каждого пережило.
Смиряюсь со своими слабостями. Болтаю ножками. Не смиряюсь со слабостями.
Воды мои чешуйчатыми ладошками скребут желудочное дно. Точка - "стой", тире - "иди" (или наоборот, я все равно каждый раз уверена в своей неправоте (каждый чертов раз открытый рот становится пропастью и врагом)).
Я все еще не на месте и не могу решить, простительно ли. Не могу совсем ничего себе простить. Совсем и ничего. Все дело в выгоде, конечно же (я пишу это для тех, кто знает, исходя из каких соображений делается и работается в моих чертогах головы)

Кто-нибудь китов трогал? Я нет.

20:40 

Погоревшее зернецо

Павлиньи хвосты трубят.

а я живу.

20:39 

Голубой грот моей комнаты дышит пылью и хламовными завитками зайчьих ушек, но мне х о р о ш о.
Дважды в день падаю в пасть почтового ящика, но там все еще ничего нет (двойные отрицания, спасибо, что вы есть). Ожидание свивает клубок внизу живота, приятно тянет на дно.
Весна, все-таки ввалившаяся в город с концами, на крючках которых судорожно бьются, искря чешуей, маленькие ливни, молчаливо провозглошает начало отличного теплого сезона. Аминь.

21:42 

умница перепечатала

После нескончаемых и не поддающихся подсчету количеств не сработавших концов свет я ощущаю себя хорошо. Вокруг искрящийся пылью апрель. Каждый день, утром и вечером, провожу пальцами по прохладному нутру почтового ящика - нет ничего. Удивительный родной язык с возможностями двойных отрицаний. Невыносимое отчаяние без боя сдавшемуся. Так и я склоняюсь в металлическую пасть самого опасного ожидания.
Искренне считаю, что любить кого-то "за просто так" бессмысленно и глупо, а главное ненадежно.

23:24 

Синий m&m's придумали для богов

весна переваливается на другой бок. и все скопище пыли, принявшее форму меня, переваливается вместе с этой весной, опрокидывает стакан с водой, смывая со спин асфальта зимнее блядское торжество. и вообще, между мной и тобой земля наизнанку вывернулась, оранжевым полыхающим нутром облизала щеки. не нужно мне твоих волос затейливых - год назад писала, пишу еще раз. ходишь через щели в заборе всматриваешься, стучишь по дощечкам. золотистое солнышко выливается из глаз и сжигает к чертям все.

21:05 

Как можно оценить поведение гороха в стручке? никак.
Вот и мое поведение не стоит оправдывать, как и мысли, вяло текущие, что идет вразврез с погодными условиями, не стоит структурировать и логически выравнивать. в конечном итоге, любая осмысленная мысль есть ложь, а высказанная тем более.
Спускаясь по снегу, учтиво подкладываемому под мои ноги ветром, я попала в караван выгружаемых из сауны проституток. все они, одетые (да, не буду вдаваться в подробности), шатаясь брели на своих высоких каблуках через тот же учтивый снег. Напоминали скорее вереницу печальных обмороженных жирафов, сгибающихся под натиском метели. жирафы, расскажи мне о себе. Следом по всей видимости шел водитель. Внимательно зыркнув в мою сторону, он прошествовал замыкающим колонны. Все девушки были выше меня на пару голов. А я, зайдя в пропахший упаковкой магазин, подумала, что в тот клуб фейс-контроль не прошла.

Пришлось купить шоколад.

@темы: KoshMyshche: "meow! meow!"

11:06 

nothin'

Следуя примерам поэтов прошлого, топлю себя в винных бутылках. Со слюной передаю печали в рты тех, кто целовать меня рискует. Тех, кто ночами дыхание мое слушает. Руки любимые своими накрываю: "все хорошо-хорошо, не плачь, не печалься, я здесь".

18:49 

И если каждого из нас что-то жрет изнутри, то почему бы не?

Мое бытие словно рельса. Несгибаемая, стальная рельса, теряющаяся за горизонтом. Разум мой - крематорий зеленый. Смешной такой. Хоп ! и стоит, примостившись к поворота.
Тело мое - кролик пыльный, лисица бешеная, медуза, разбившаяся о днище корабельное.
И если где-то эгоизм простить себе можно, то только в дневниках своих. Ибо заходящие сюда на свой страх и риск, не имеют власти шутить и глумиться.
Грусть чужая, как разговор о том, в кого влюблен, выставляет дураком в любом случае. Легче сфотографировать собственный зад и шутить самому над ним.
И шучу я сама над собой и горечью этой. Ха-ха. Смешно.


20:05 

Стоя перед кассой, решая брать ли мне огроменный батон шоколада, я подумала, что человека делают мелочи. Так пусть меня сделает батон шоколада. И самым литературным образом расплачиваюсь карточкой, чтобы в лучших традициях. Снег неожиданно перестал пытаться мне уничтожить и стал немного сказочным. Пришлось придать своим бровям изгиб мертвой Эмили и топать домой, озябшими пальцами раскрывая зев сумки в поисках ключей.
На двери моей комнаты висят шторы, которые надо повесить, но нет производственных мощностей. Кстати, шторы голубые (занавески), что значит депрессию, ну да ладно, о чем это я в самом деле?
Внутри меня воет зверь. Какой-то. Вечно ждет чего-то, так и хочется спросить "ну чт-т-то тебе нужно?", но затем нахожу себя готовой к действиям. И все нужное становится ясным.

Осень мутная. Каждый вечер словно болото. И мы молчит об этом. И говорим с теми, кому хочется поговорить.

22:15 

каждый день скопище информации обо мне качует по центу города. В восемь туда, в шесть обратно. последние полторы недели не ищу ее, хоть на глаза похожие попадаются слишком часто, чтобы забыть. А сегодня снова будто одной ногой в колодец провалилась, но ничего. всего лишь осень. каждый раз словно воинские шекспировские трагедии.
мне ужасно радостно, что люди, любящие меня по непонятным причинам, вокруг, недалеко. отзывчивые. неловко грустить рядом с такими. с теми, кто в прошлое дверь придерживает, но все не выходит за рамки тактичного подглядывания, словно бы невзначай. и не через замочную скважину, а потому что дверь приоткрыта.




23:33 

Писать стихи, не наполненными птичьими косточками, совсем мне не к лицу. Багровые умирающие листья твердят мне это каждое утро. Но ничего иного не остается.

19:43 

"Говорят, за мгновение до смерти человек вспоминает всю свою жизнь.
Байки. Мне в лоб упирается прохладный, пахнущий оружейной смазкой ствол
“Sigma 40 P”. А я смотрю на палец, лежащий на спусковом крючке. Мне
приходится скосить глаза. Палец слишком близко. Сине-зелено-красный
ноготь. Маникюр в стиле nail-art. Я смотрю на этот ноготь и думаю, что с
лаком она промахнулась".

22:23 

жизненно важный эпизод


22:22 

Листья, похожие на жареную картошку, бросаются в глаза, бросаются на покрытый солнцем асфальт, давая золотистому сиянию облизать свои оранжевые бока. Скрюченные, уродливые тела их кружатся, опускаются, хрустят при ударе о землю. Что делать, когда в животе холодный кол ворочается каждый раз, стоит мне в глаза твои посмотреть?
Скоро вторая годовщина смерти, после которой скучание по жизни кажется вполне логичным. Ведь, тот темный омут, в котором нынче нахожусь я, ничто иное как мир загробный, да? нет. и лилии подводные - не мои рыбами изъеденные руки. Всего лишь цветы, как те розы, мимо которых прохожу каждый день. Смотрят на меня алые, розовые, белые. Головками кивают, мол "знаем-знаем тебя, скоро изростемся на твоих останках. хребет тебе переломим, все вены перережем и на первом снегу в кровавом месеве твоем распустимся прекрасные, чтоб снежинки ловить, в птичьи глаза заглядывать". Это цветы всего лишь. А я уже мертва два года, значит бояться нечего.
Люблю вас, бессмертные мои.

@темы: I'm in space...SPACE!

20:58 

2013

Хорошо, когда много места. Ходить среди полок, шкафов и кресел.
Скитаться львом в саванне. В саванне всегда место для ещё одного есть.


И заполненным считать его могу. Chance for change бесполезен, я все
равно также сделаю. Все шрамы на себя вновь поставлю, словно печати они о
правильности произошедшего. Сейчас все так как надо.


Одному киту всегда в океане скучно. Blue.
Золотая кошка в саванне
лапой большой на земле выцарапывает: “здесь я, приходи, дружить будем.
Вместе стада антилоп в небеса загонять, по облакам предсказывать периоды
ливней. Приходи-приходи ко мне холодным утром, с восходом солнца, с
паром из пасти. Прибегай играть с моим хвостом и гривой, за уши кусай,
коль хочется. Приходи, я подарю тебе холм и ветер. Я тебе всю долину
отдам”.


22:35 

Время переваливает за полдень, я начинаю считать часы. Пять. Четыре. Три. Два. Один. Рвусь в сторону остановки, туда, где она стоит и ждет меня, как и пару лет назад. Она по привычке называет меня Рыжей, а я думаю: "пусть, ведь та самая тоже вроде бы рыжая сейчас". Ветер пробирающий сквозь плащ, в никуда. Всасывается в мою кровь. Я счастлива видеть ее живой, радостной, взрослой.
По мутным штормам океанов в моих глазах растекается золото ее волос - пусть. Красивая. Пусть снова по водной глади меня рукой своей золотистой водит, окунает перья незримых крыльев в соленую лаву мою; солнце обрушивается за горизонт, словно бомба - пусть это будет бомба; между нами два рюкзака рухнули, мы не обнимаемся, хоть и мерзнем. По необъяснимой причине порой близкие, подобно сестрам, понимающие, словно матери, без слов говорящие. Плоскости, пересекающиеся по тонкой линии единожды за бесконечность. Любое "здравствуй" острое, накалывающее меня словно бабочку на булавочное острие. Каждое "пока" с дежурным объятием - витраж разбившийся. Оглушающий звон, что идет из ее нутра.
Нити золотых волос тянутся по ее спине, их кусает умирающее солнце, а за моей спиной поднимается лунный затупленный серп. Ветер - она, ранняя ночь - я. И все равно картинка не сходится, когда я думаю, что она могла бы быть чем-то еще бОльшим в моей жизни, нежели есть сейчас. Или бОльшее это просто миф. И не ее образ на моих внутренностях выжжен, а был.

@темы: splashes of the broken heavens

23:05 

Os iusti meditabitur sapientiam et lingua eius loquetur iudicium

Холодные ветры, возвращающие в двадцать второй раз за мою смену в город осень, заставляют носить плащ и искать в старых знакомых частички любви, которые они могли бы вложить в конверты и отправить на мой нехитрый адрес. Я прошу о снисхождении ко мне всех, кто несчастен по моей вине.
Все письма твои за моей спиной.
Я обещаю тебе, что никакой огонь не уничтожит их.
Теперь осознаю, что просто зла. Ничтожна, зла. разрушительна. Однажды меня не станет.

O quam sancta, quam serena,
quam benigna, quam amoena,
o castitatis lilium.

21:22 

Уже 19-ое утро я шаркаю своими истерзанными сосудистой синевой ногами по дорогам, чьи спины ведут на работу, а не к ее крыльцу. Испытываю горячее удовольствие, проходя улицами, в которые жизнь еще не влилась, и ты, как в конце того фильма про лангольеров, попадаешь в мир на пять минут в будущем от настоящего. Смотрю сквозь душный воздух, дышу влажным асфальтом и августовскими вязкими цветами, мечтаю.

Сегодня на пешеходной зебре разминулась с жещиной, шедшей под белым кружевным зонтиком от солнца, в тот момент, когда я шла под черным. Было почти сентиментально, но она даже не улыбнулась мне. Нужно принять и понять, что люди не всегда готовы разыгрвать спектакли на дороге.
читать дальше

URL
23:51 

When I thought that I'd fought this war alone,
You were there by my side on the front line.

Не давайте мне позабыть нежно хранимое за тодщами календарных тел. Сейчас я труп, движимый простыми рефлексами, молю море выбить меня в тихую гавань или скормить акулам куски оторванной плоти моей.

the song of funeral bubbles

главная