Kira Maoorle
Шипованное колесико катится по зеркальным поверхностям столов и стульев. А мне от одних воспоминаний грудь жмет. Потому что все, так или иначе с ней связанное, сравнимо с ударом бревном по ребрам (а в моей жизни и такое бывало). Стоит воспоминанию лишь зародиться где-то в момент отрыва ручки от стола, как воздух вокруг меня сворачивается в черную дыру и уходит их этих материй. От таких ощущений и радостно, и в тягость тушку от стула оторвать лишний раз, а то и просто бежать захочется. От этих черных воздушных дыр, от бревен вокруг меня. От всего и всех, через все эти поля и леса, между нами протянувшиеся, через любые реки, водоворотами скрученные. Но я, ведомая исключетельно выверенными порывами, вверяю себя течению времени. Допуская, что нет смерти в разливающейся вокруг осени, чей приход жилы мои рвет и снова связывает, узелки пальцами обводя. Вот такая вот юность и молодость.

я люблю тебя. привезжай

Фото какая я тучка

вот тучка я.